КОМБАТ-ТУРЫ

Интервью с космонавтом
Сергеем Рязанским

Почему не стоит отказываться от полета на Луну, и с кем Сергей Рязанский готов отправиться на Килиманджаро?
Как обычному человеку испытать перегрузку, как у космонавта?
Что такое «разбор полетов» и как его применить в бизнесе?
Об этом и о многом другом мы пообщались в блиц-интервью с героем России, летчиком-космонавтом, кандидатом биологических наук Сергеем Рязанским.

Сергей, опишите себя тремя словами.
Активный. Позитивный. Интересующийся.
Какую вы предпочитаете работу: сольную или командную?
Я предпочитаю командную работу, но чтобы команда состояла из сильных соло-исполнителей.
Выберете самое любимое блюдо: борщ, пицца или бутерброд с икрой.
Это сложно. У меня есть два любимых блюда: пицца и бутерброд с икрой.
Если бы вам предложили полететь на Луну, вы бы согласились?
Конечно! Меня всегда привлекает что-то новое, амбициозное. От таких возможностей нельзя отказываться! Но, главное, вернуться обратно.
Сергей Рязанский и Олег Котов передают эстафету Олимпийского огня в космосе
Российские лётчики-космонавты Сергей Рязанский и Олег Котов принимают эстафету Олимпийского огня в открытом космосе
Будучи кандидатом биологических наук, вы работали над изучением влияния космоса на человека. Расскажите, пожалуйста, как на вас повлиял космос с физической и эмоциональной точки зрения и соотносится ли это с результатом научных работ, которые вы провели?
В теории, в условиях невесомости, у космонавта развивается космическая болезнь движения. Я этим занимался почти 14 лет. Полетев на космическую станцию, я понял, что ее не существует. По крайней мере, в моем случае. Конечно, может быть, где-то в глубине организма она была, но вот невесомость оказалась для меня удивительно-комфортным местом пребывания.

Конечно, полет влияет и на организм, и на физиологию, и психологию. И мировоззрение, я думаю, тоже меняется, когда ты смотришь на всю нашу прекрасную огромную планету и видишь удивительные места и маленькие-маленькие города-миллионники, в которых ты был, и понимаешь насколько суетны те проблемы, с которыми мы сталкиваемся в нашей повседневной жизни. Я думаю, что любой человек, попав в полет, становится более толерантным, более взвешенным в своих оценках, потому что понимаешь глобальность Вселенной и мелочи, которые расстраивают, обижают, бесят – они мелочи, на них не стоит обращать внимания.

Тогда такой вопрос: а если бесит то, что происходит на станции? С учетом того, что у вас такое глобальное мышление.
К сожалению или к счастью, мы в любом случае остаемся людьми, мы обычные люди. Естественно, бывает, что какие-то бытовые вещи бесят, раздражают какие-то черты характера. Ты же не выбираешь себе членов экипажа заранее. С кем тебя назначили, с тем тебе и надо летать полгода. Для этого есть специальная методика «уметь ругаться по-доброму», она прекрасно работает и в космосе, и на Земле, и об этом я с удовольствием рассказываю.
Сергей, вы увлекаетесь спортом, серьезно готовитесь к полетам, неоднократно проходили разные упражнения, расскажите об ощущениях перегрузок в полете.
Дело в том, что мне всегда было интересно, с чем можно сравнить то, что мы получаем на центрифуге, и как обычному человеку это попробовать. Однажды, после испытаний, которые мы проходим раз в год, я быстро сбежал из клиники и помчался в Парк Горького, где было очень много аттракционов, и начал на них кататься, пытаясь сравнить те ощущения, которые только что у меня были на центрифуге с тем, что получает обычный человек на аттракционе. Я понял, что некоторые аттракционы вполне выдают перегрузки в 3 – 3,5 G. Это именно та перегрузка, которую космонавт испытывает на старте и это чуть меньше, чем то, что мы испытываем при посадке (при посадке около 4 – 4,5 G). Так что, обычный человек, нормальный, спортивный, ведущий активный образ жизни, без проблем может перенести эти нагрузки. Главное, чтобы спорт был повседневностью, был частью обычной жизни, чтобы это не был подвиг, когда ты поднял себя за шкирку, как барон Мюнхгаузен за косичку, сходил раз в неделю в спортзал и дальше выдохнул «все, я это галочку поставил». Нет, это должно быть в образе жизни.
Летчик-космонавт Сергей Рязанский
Сергей Рязанский на борту МКС
Я бы хотела провести аналогию полёта с бизнесом. Как правильно проводить «разбор полетов», чтобы увеличить шансы к успеху после или в процессе выполнения бизнес-проекта?
Самое главное – понять, что обычно разбор полетов воспринимается как «кто виноват?». Это совершенно не так. Разбор полета – это площадка, где каждый должен высказаться и причем не бояться открыть какие-то проблемы. Коллеги не должны бояться признать, где они не доработали. Но это вовсе не значит, что они сработали плохо. Нужно не бояться и самому признать: «Ребят, я рассчитывал, что это сработает, но не сработало. Если сможете, помогите какой-то идеей. Я сделал все, что мог». Вот такое открытое общение очень здорово повышает эффективность работы в будущем.
Как часто нужно проводить «разбор полетов» в бизнесе?
Зависит от стиля работы, стиля бизнеса, потому что иногда это необходимо после каждого заключенного контракта, иногда после каждого проекта, на который собралась команда… Иногда по итогам года или по итогам квартала. Зависит от типа бизнеса. Но проводить надо именно в неформальной прозрачной атмосфере, для того чтобы каждый не боялся высказаться.
В феврале 2019 года мы отправляемся на Килиманджаро. Расскажите, пожалуйста, кого вы видите рядом с собой в связке, и что для вас персонально значит эта экспедиция?
Вы знаете, меня всегда очень привлекают люди активные, люди, которые хотят двигаться вперед, хотят покорять новые вершины. Это не значит, что только горы. Это могут быть новые активности, новый род деятельности, новые знакомства. Я сам безумно активный человек, и мне очень нравится, когда рядом интересные люди, интересные своей самобытностью и своим стремлением впитывать все, как губка, потому что, естественно, от этого человека нахватываешься чего-то интересного. Для меня Килиманджаро – это одна из мечт, потому что взойти на высочайшую гору Африки, посмотреть на эту удивительную природу в классной команде, это совершенно бесценно.
Вы из космоса фотографировали Килиманджаро, уже тогда зародилась мечта?
Да, конечно. Это была одна из точек «Хочу пойти». Мой wish list достаточно большой, и уже несколько точек на земном шарике я отметил и посетил.
Фото Сергея Рязанского из космоса на Килиманджаро
Вид на Килиманджаро из космоса. Фото – Сергей Рязанский
Сергей, расскажите, где и кем вы видите себя через 10 лет?
Честно, сам не знаю. Почему? Потому что, если раньше была четкая задача, что я должен сделать все, чтобы покорить вот эту вершину полететь в космос, доказать всем, себе, что я вообще могу, что я хороший профессионал. Сейчас у меня много интересных проектов, которыми мне хочется заниматься. Я стал многозадачным. У меня нет одной звезды, к которой я стремлюсь, у меня есть несколько хороших, интересных дел, так что я считаю, что через 10 лет, я – активный человек, который носится по всему миру, реализуя интересные, увлекательные и полезные проекты.
Прекрасно! У меня заключительный вопрос. Мы, Комбат-туры, тоже амбициозны и хотим полететь в космос. Скажите, это реально?
Все реально. Главное правильно оценить свои возможности. Так что, как я говорю детям:
«Если вы хотите полететь в космос, то хорошо учитесь, делайте зарядку и слушайтесь маму».
Спасибо, Сергей!

Беседовала Юлия Сологубова.

Вы можете стать героем интервью!
Пишите нам на почтовый адрес pr@kombat-tour.ru

Оставить заявку и получить подробную программу восхождения на Килиманджаро можно на нашем сайте

Оставить заявку и получить подробную программу восхождения на Килиманджаро можно
на нашем сайте
Восхождение на Килиманджаро с Сергеем Рязанским