Дневник Комбат-экспедиции в Антарктиду

Как группа предпринимателей в компании Комбат-туров добралась до шестого континента на шхуне
«На 99,9% я уверен, что никто из моего рода не был в Антарктиде. И я подумал, почему бы мне не стать первым», – Максим Вязовцев, директор ООО «Полимакс»
Максим Вязовцев
Директор ООО «Полимакс»
В аэропорту Москвы перед вылетом: «Все, кого я спрашивал, говорили, что Антарктида – это лучшее путешествие в их жизни. И мне волнительно, чтобы эти ожидания не были перегреты, но очень хочется, чтобы так оно и было. Стараюсь себя не накручивать. Я хотел бы, чтобы у участников возникло ощущение лучшего тура в их жизни, в котором есть люди, развитие и впечатления»
Александр Чуранов
Директор ООО «Комбат-туры», организатор экспедиции

2-3 февраля, Ушуайя, старт экспедиции

Рейсом из Буэнос-Айреса мы прибыли в самый южный аргентинский город планеты — Ушуайя. Отсюда в Антарктиду снаряжаются парусные корабли, круизные лайнеры и даже маленькие яхточки. Город живёт активно, так как кишит туристами, и вместе с тем размеренно, потому как местные жители никуда не торопятся — такой у них стиль жизни. Красивая испанская речь, желание помочь, познакомиться, сделать внезапный комплимент — всё это черты аргентинцев.
Как только наша группа была в сборе, а это 18 отважных человек, включая не только уроженцев России, Украины, но и русскоговорящих американцев, мы отправились на сдачу очередных пцр-тестов. Было волнительно, но в итоге вся команда на борту шхуны «Amazone». «Amazone» — это двухмачтовая шхуна, построенная в 1963 году, которая работала в качестве рыболовецкого судна в Северном море.
В 1993 году переоборудована в учебный и экспедиционный парусник:
Длина: 42 метра
Ширина: 6,8 метра
Осадка: 3,7 метра
Количество парусов: 7
Площадь парусности: 420 м2
Двигатель: GM 8 cyl 250 HP diesel
Электрическая сеть: 230 V
Гальюны/ душевые: 5/5
Автономность: 70 суток
Гостевые места: 18
Команда: 5

Мы расселились по каютам и прошли инструктаж по технике безопасности на борту. Примерили спасательные жилеты и защитные костюмы, проверили гальюны, душевые кабины и камбуз. Кстати, за время экспедиции на камбузе каждому предстояло провести по две вахты и по 24 вахты на палубе парусника в связке с экипажем. Завтраки, обеды и ужины — строго по расписанию: в 8−00, 13−00 и 20−00. В кают-компании есть телевизор и библиотека, где мы запланировали образовательную часть экспедиции с бизнес-спикером, автором книжных бестселлеров и экспертом Комбат-туров Максимом Батыревым. Скажу наперед, что во время переходов через пролив Дрейка было прочитано более 30 книг, разных по содержанию: от биографических романов и книг о путешествиях до энциклопедий и литературы о семейных отношениях. Провели 20 образовательных мероприятий. Просмотрели около 15 фильмов. Приготовили руками участников Комбат-тура 12 пицц, около 200 роллов и десятки ресторанных блюд под руководством шефа Александра, включая отбивные, жюльен с крабом, пасту, борщ, всевозможные супы, мороженое, чизкейк, попкорн, вареную кукурузу, тайские супы, фаршированные перцы, блины, сырники, кесадилью, гуакамоле и т. д. В общем, даже если погода нелётная, такая отменная кухня, как была у нас в туре, всё спасает.

Почему именно комбат-экспедиция?

Наша цель была не только лишь в том, чтобы достичь Антарктиды. Была миссия — поднять флаги города Смоленска и Российского военно-исторического общества на острове Смоленск, названном так в честь Смоленского сражения времен наполеоновских войн. Остров Смоленск был картографирован нашими русскими мореплавателями Ф. Ф. Беллинсгаузеном и М. П. Лазаревым 201 год назад. Наша команда считает, что взрослые и дети должны помнить о подвигах и заслугах первооткрывателей Антарктиды, поэтому постарались максимально подробно рассказать о ходе экспедиции в СМИ и в итоге осуществили миссию — подняли флаги Смоленска и Российского военно-исторического общества на острове Смоленск.

Ниже несколько ссылок на репортажи о нас:
НТВ О КОМБАТ-ЭКСПЕДИЦИИ В АНТАРКТИДУ
Смотреть на Яндекс.Дискe >>

УЧАСТНИКИ ЭКСПЕДИЦИИ РАССКАЗАЛИ О ВОДРУЖЕНИИ СМОЛЕНСКОГО ФЛАГА В АНТАРКТИДЕ
Вести Смоленск. 24 февр. 2022 г. Телеэфир (23 февраля)
Смотреть на YouTube >>

В АНТАРКТИДЕ ПОДНЯТ ФЛАГ РОССИЙСКОГО ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА
Сайт РВИО, 21 февраля 2022
Смотреть на сайте РВИO >>

УЧАСТНИКИ ЭКСПЕДИЦИИ РАССКАЗАЛИ О ВОДРУЖЕНИИ СМОЛЕНСКОГО ФЛАГА В АНТАРКТИДЕ
Интернет-издание «Smolnews». 24 февраля.
Смотреть на сайте Smolnews >>

В самом начале пути мы прошли через пролив Бигль. Испанское название каналу дал в 1832 году Чарльз Дарвин в честь своего корабля, огибая Южную Америку на HMS Beagle.
Чарльз Дарвин о проливе Бигль:
«Вряд ли можно вообразить себе что-то более прекрасное, чем берилловая голубизна этих ледников, в особенности по контрасту мертвой белизной снеговых просторов наверху. Обломки, упавшие в ледниковую воду, уплывали дальше, и канал со своими айсбергами представлял на пространстве какой-нибудь мили некое миниатюрное подобие Ледовитого океана…»

Пролив Бигль отделяет большой остров архипелага Огненная Земля от других более мелких островов, общее число которых около 40 тысяч. Уже здесь воздух хотелось пить, настолько он чистый и свежий. Глаз радовали зеленые покровы гор и удивляли стайки пингвинов, выпрыгивающие из воды, как маленькие торпеды, наперегонки с «Амазоном». Здесь нет качки, вода спокойная, и закатное солнце, пробиваясь сквозь облака, щедро окрашивает её и макушки Кордильер золотом. Уже к полуночи мы должны были достичь пролива Дрейка.

4 февраля, морская болезнь в проливе Дрейка

Сложно. Нет, почти невозможно встать с койки, так как началась уверенная качка. Морская болезнь, проявляемая сильной тошнотой, объятиями с «фаянсовым другом» в гальюне и головокружением, напала почти на каждого. Но были у нас в экипаже и стойкие солдаты. Например, Димитрис из Москвы и Дмитрий из Техаса – неукачиваемые тёзки.
«Я провел шесть или семь часов, сидя на палубе, глядя на горизонт. Решил таким образом прикачаться и воспринять качку, как катание на американских горках. Когда в голове поменялось отношение к процессу, сразу стал чувствовать себя лучше, даже смог написать новые главы к своей книге „45 татуировок родителя“».
Максим Батырев
Эксперт Комбат-тура
Из каюты Honeymoon (в переводе с англ. «медовый месяц»): «4 февраля, пролив Дрейка. Мы на носу корабля, очень высокие волны, нас подбрасывает ощутимо сильно. Ночью полетели все вещи, пакеты с полок, вся еда, чайник. По очереди вставали и всё собирали. Вставать боязно, потому что качает. Слабость, потому что ели уже давно. Немножко страшно. Хочется на палубу, но похоже, что это небезопасно, потому что нас сильно подбрасывает. Боязно кушать, потому что очень реально супербыстро расстаться с едой. Пока лежишь, чувствуешь себя неплохо. Вижу, как наш иллюминатор омывают волны».
Юлия Сологубова
PR-директор и ведущая Комбат-туров
Совет бывалых: сильнее качает в носовой части корабля, поэтому приятнее всего переживать этот период на корме или в кают-компании. Есть не хочется, разве что только яблоки и цитрусовые. И, разумеется, нужно пить много воды с лимоном, чтобы избежать обезвоживания.

5 февраля, пролив Дрейка и порванный парус

Запись в бортовом журнале: «4:40 утра. Вахта в кают-компании. Стою на вахте один, 20 минут до смены, но забегает помощник капитана, кричит: «Мне нужна помощь!» Выбегаем вместе, на фок-мачте порвало парус и продолжает трепать его на ветру, дыра на глазах становится всё больше. Парус нужно сворачивать, лебедок нет, всё нужно делать руками. Гик Фока бросает в разные стороны. Вода из-за борта нахлестывает на палубу, ноги мокрые, впереди большая работа. С третьего раза мы попадаем балкой мачты в нужное пространство для складывания паруса, аккуратно опускаем его вниз, параллельно с этим наблюдая краем глаза за красивейшим океанским рассветом. Сменщики спят, ветер дует не щадя, руки от холода не сгибаются, но мы справились. Когда уже нужно было поправить парус, чтобы он не пузырился и не болтался соплями, разбудил следующую смену. Вчетвером, как могли, его собрали, и я пошел греться в каюту. В общем, вчера парус ставил, а сегодня его уже собрали, дальше идем без фок-паруса, на гроте и стакселе. Хорошо, что можно моторить :)»

Максим Батырев
Эксперт Комбат-тура
Запись в бортовом журнале: «4:40 утра. Вахта в кают-компании. Стою на вахте один, 20 минут до смены, но забегает помощник капитана, кричит: «Мне нужна помощь!» Выбегаем вместе, на фок-мачте порвало парус и продолжает трепать его на ветру, дыра на глазах становится всё больше. Парус нужно сворачивать, лебедок нет, всё нужно делать руками. Гик Фока бросает в разные стороны. Вода из-за борта нахлестывает на палубу, ноги мокрые, впереди большая работа. С третьего раза мы попадаем балкой мачты в нужное пространство для складывания паруса, аккуратно опускаем его вниз, параллельно с этим наблюдая краем глаза за красивейшим океанским рассветом. Сменщики спят, ветер дует не щадя, руки от холода не сгибаются, но мы справились. Когда уже нужно было поправить парус, чтобы он не пузырился и не болтался соплями, разбудил следующую смену. Вчетвером, как могли, его собрали, и я пошел греться в каюту. В общем, вчера парус ставил, а сегодня его уже собрали, дальше идем без фок-паруса, на гроте и стакселе. Хорошо, что можно моторить :)»
Максим Батырев
Эксперт Комбат-тура
В эти дни, будучи в горизонтальном положении, мы прочитали первые книги библиотеки «Амазона». Удивительно, что, несмотря на голубое небо и палящее солнце, волны выглядят по-штормовому пугающе. Появляться на палубе без спасательного жилета и карабина запрещено. Лишь альбатросы бесстрашно и гордо парили над нами, будто это их привычный маршрут, и никакие волны, никакие мировые новости и никакая пандемия не могли помешать их хладнокровной целеустремленности.
«Сегодня 5 февраля, мы уже больше суток не выходим на палубу. У нас морская болезнь. Всем плохо, мы лежим. И только один Руслан за нами ухаживает: чистит яблоки, моет посуду, всё раскладывает. Из симптомов: очень сильно тошнит, кружится голова. Вчера рвало первые несколько часов. Сейчас стараемся не провоцировать, просто лежим-лежим-лежим-спим уже больше суток. Мы в носу и нашей каютой режутся волны. Села рация. Ужин вчера не принесли, только пару яблок. Хочется попасть на палубу, чтобы подышать, поймать ритм и смотреть на горизонт, чтобы не укачивало».

Юлия Сологубова
PR-директiор и ведущая Комбат-туров
«Сегодня 5 февраля, мы уже больше суток не выходим на палубу. У нас морская болезнь. Всем плохо, мы лежим. И только один Руслан за нами ухаживает: чистит яблоки, моет посуду, всё раскладывает. Из симптомов: очень сильно тошнит, кружится голова. Вчера рвало первые несколько часов. Сейчас стараемся не провоцировать, просто лежим-лежим-лежим-спим уже больше суток. Мы в носу и нашей каютой режутся волны. Села рация. Ужин вчера не принесли, только пару яблок. Хочется попасть на палубу, чтобы подышать, поймать ритм и смотреть на горизонт, чтобы не укачивало».
Юлия Сологубова
PR-директор и ведущая Комбат-туров
Благодаря курткам и шапкам Didriksons каждый участник экспедиции был под надежной защитой от суровых ветров, дождя и снега.
Открыть Интернет-магазин >>

6 февраля, пролив Дрейка и лекция о Шеклтоне

На палубе появились новые лица, морская болезнь начала отступать. Командный дух в такой ситуации проявляется очень ярко. Каждый старается прийти на помощь другу: сделать чай, принести еду с камбуза наверх, порезать фрукты… Каждый – это не опечатка, это констатация факта, уж очень дружна наша команда.
«Находиться лучше на мостике, стоишь там и как-то повеселее. Можно ещё в каюте лежать. Во всех остальных местах плохо. Вчера было невесело, но сегодня все ожили, улыбаются. Интересно, конечно. Я никогда не был в море на таких расстояниях, на таких парусниках. Вчера ставили два паруса с Максимом Батыревым. Когда ты вручную натягиваешь канаты, называешь термины морские «трави», «крепи» – здорово, мне нравится. Посмотрим, что будет дальше. В голове уложилось, что мы были в самой южной части Южной Америки, что сейчас мы в открытом море в проливе Дрейка. Но то, что мы идем в Антарктиду, – этого пока нет в голове. В предвкушении»
Максим Вязовцев
Директор ООО «Полимакс», Екатеринбург
«Я принципиально не ел «Драмину», хотелось проверить теорию Сергея Рязанского, что качка в голове, и это не физическая история. Но не сработало, как ни старался. Укачало внезапно, мне хватило ровно десять секунд. Благо, гальюн был рядом с каютой. Сейчас стало легче, наслаждаешься моментом. Вчера я ложился спать в 23 часа, понимая, что в 5 будет вахта. Но проснулся от крика Батырева: «У нас порвало парус, нужна помощь вашей вахты». Собирали мы парус около часа. Когда ты при деле, становится легче и не чувствуешь качку. Потом выпили горячий чай, это был самый вкусный чай. И после этого захотел есть, впервые за двое суток. Ждём шторм»
Александр Чуранов
Директор ООО «Комбат-туры», организатор экспедиции
В этот день мы впервые собрались в кают-компании полным составом, чтобы послушать лекцию эксперта комбат-экспедиции Максима Батырева об экспедиции Эрнеста Шеклтона, целью которой было пересечь антарктический континент за 120 дней и вернуться на корабль. Ход экспедиции был изменен льдами, сомкнувшими в тиски корабль «Стойкий» в 60 милях от континента. 634 дня потребовалось Шеклтону, чтобы спасти экипаж и в полном составе вернуться домой. Ниже уроки, полезные каждому лидеру, которые извлек Максим «Комбат» Батырев из истории покорения Антарктиды мореплавателем:
Урок 1. Учитесь определять новые рубежи
«Человек должен уметь определять для себя новые рубежи, когда старые оказываются недостижимыми». Когда настало понимание невозможности выполнения первоначальной миссии, появилась новая – вернуться домой, живыми и невредимыми.
1
Урок 2. Делайте что-нибудь
Тащили шлюпки, разбивали лагерь, выживали на острове, придумывали новые и новые задачи, чтобы не сойти с ума и не впасть в отчаяние
2
Урок 3. Не думайте только о собственной заднице
Без комментариев
3
Урок 4. Дисциплина - мать победы
Сами члены экипажа говорят про Шеклтона: «Все работает как часы, и каждый знает свои обязанности». В зависимости от задач или их изменений, Шеклтон быстро распределял обязанности: вы несёте вахты; вы дежурите у рации; вы поднимаете на борт лёд для получения воды; вы отсортировываете камни от пингвиньих желудков; вы охотитесь на тюленей; вы фотографируете изменения льдов; вы дрессируете собак
4
Урок 5. Отвлеките их от неурядиц
Был эпизод, когда один матрос хотел умереть, но Шеклтон переключил его внимание и сделал поваром. Тот так увлёкся задачей, что депрессия прошла в миг
5
Урок 6. Личный пример должен быть наглядным
Шеклтон был убежден, что никакой предмет, каким бы ценным он ни был, не может сравниться с жизнью человека, нужно избавляться от каждой лишней унции веса, и выкинул свой золотой портсигар в снег. И еще одна история: когда фотограф потерял рукавицы, Шеклтон отдал ему свои со словами: «Вы мой экипаж, и я себе не позволю, чтобы кто-то замёрз»
6
Урок 7. Люди пойдут за тем, кто верит в них
«Упорный и согласованный труд, взаимопомощь помогут нам вернуться домой», – после этих слов экипаж Шеклтона поверил в него и в свои силы
7
Урок 8. Вокруг должен искрить оптимизм
Даже когда Шеклтон понял, что кораблю конец, через несколько минут смеялся на импровизированном маскараде в «отеле РИТЦ» вместе с экипажем
8
Урок 9. Продумывайте общие делания
Маскарад, ритуальная стрижка (показал, что все равны), песни
9
Урок 10. Держать единство группы
Любые группировки разводил по разным палаткам и все время при этом твердил: «Наша сила – в единстве». 18 спальных мешков из оленьих шкур, 10 шерстяных разыграл в лотерею, в которой сам не участвовал, как «опытный полярник». Как распределялись порции еды? Один показывает пальцем и кричит: «Чье?» Другой называет фамилию
10
Урок 11. Найдите повод для праздника
22 июня – День зимнего солнцестояния. 5 декабря – годовщина отплытия. 29.02.16 – лишний день високосного года
11

7 февраля, попытка высадиться на остров Десепшен

– Земля!
Все вахтенные, вместе с капитаном, высыпали на палубу и радостно прокричали заветное слово. По правому борту «Амазона» серебрился антарктическими снегами Robert Island. Сквозь ночную мглу и туман поблескивал одинокий маяк. Прямо над мачтами красовался южный крест, а на Востоке ярко сияла Венера – утренняя звезда. Мы почувствовали себя первооткрывателями, но уже через несколько минут вновь набежал туман, затянув горизонт. Впереди был остров Смоленск и остров Десепшен.
«На горизонте увидели долгожданную землю. Более трех дней преодоления качки пролива Дрейка и вид земли вызвал положительные эмоции. Впереди предвкушение встречи с Антарктидой»

Евгений Гаранкин
Основатель компании «Стимул»
«На горизонте увидели долгожданную землю. Более трех дней преодоления качки пролива Дрейка и вид земли вызвал положительные эмоции. Впереди предвкушение встречи с Антарктидой»
Евгений Гаранкин
Основатель компании «Стимул»
«Мы вышли из пролива Дрейка и увидели первую землю. Первая земля по правому борту была гористая, в тумане, едва различимая. Подходя чуть ближе, увидели горы, покрытые льдами. И наконец в 4 утра перед нами открылась высоченная гора, похожая на кусочек горной цепи Кавказа, растущая прямо из воды. Её подножие прикрыто плотным слоем тумана, поэтому не видно, как она соприкасается с водой. Но это очень красивые вершины. Снежные, белые, около шести пиков на одной горе. Мы несемся на «Амазоне», по левому борту очень красивый рассвет оранжево-розового цвета. Еще видно Венеру. А по правому борту еще свинцовое небо с плотным бело-серым туманом. Сегодня потрясающий день. Наконец мы прошли качку в проливе Дрейка, сейчас относительно спокойное море, и мы наслаждаемся красотами, которые открываются перед нами. Это моя первая ночная вахта с 2 до 5 и мне очень сильно повезло, потому что именно мы первыми увидели землю и закричали «Земля!». Я счастлива! Это точно не та Антарктида, которую я представляла. Даже читая о том, что это самый высокогорный континент, ты представляешь ледяные поля, но никак не ожидаешь увидеть такие высокие берега и даже горы»

Юлия Сологубова
PR-директор и ведущая Комбат-туров
«Мы вышли из пролива Дрейка и увидели первую землю. Первая земля по правому борту была гористая, в тумане, едва различимая. Подходя чуть ближе, увидели горы, покрытые льдами. И наконец в 4 утра перед нами открылась высоченная гора, похожая на кусочек горной цепи Кавказа, растущая прямо из воды. Её подножие прикрыто плотным слоем тумана, поэтому не видно, как она соприкасается с водой. Но это очень красивые вершины. Снежные, белые, около шести пиков на одной горе. Мы несемся на «Амазоне», по левому борту очень красивый рассвет оранжево-розового цвета. Еще видно Венеру. А по правому борту еще свинцовое небо с плотным бело-серым туманом. Сегодня потрясающий день. Наконец мы прошли качку в проливе Дрейка, сейчас относительно спокойное море, и мы наслаждаемся красотами, которые открываются перед нами. Это моя первая ночная вахта с 2 до 5 и мне очень сильно повезло, потому что именно мы первыми увидели землю и закричали «Земля!». Я счастлива! Это точно не та Антарктида, которую я представляла. Даже читая о том, что это самый высокогорный континент, ты представляешь ледяные поля, но никак не ожидаешь увидеть такие высокие берега и даже горы»
Юлия Сологубова
PR-директор и ведущая Комбат-туров
Правым бортом мы проходим вдоль острова Десепшен (в переводе с англ. Deception – обман). Ранее здесь была китобойная станция, а в 1974 году было извержение вулкана. Это остров вулканического происхождения. На наших глазах с вершины льются водопады, узкие, красивые, похожие на девичьи косы. На темно-вулканическом песке видно, как растут ярко-зеленые лишайники. Белые языки льда сползают с вершин острова к воде. Если честно, немного пугающие ощущения навевает этот остров, не кажется радужным. Капитан говорит, что остров действительно обманчив, несмотря на широкую кальдеру, там очень узкий проход в бухту, сильное подводное течение, ревущие ветры и большая глубина. Мчась с нами наперегонки, выпрыгивают из воды забавные пингвины, развлекают нас. Время от времени видны фонтанчики китов, и дует очень сильный ветер.
«Мы подошли к острову Deception. Кэп сразу предупредил нас, что времени немного, ожидается шторм. Тем не менее мы были очень настроены произвести высадку. Свою первую попытку мы сделали немного не доходя до входа в кальдеру. Было спущено на воду два «зодиака». В первый погрузились Димитрис и Никита в сопровождении капитана. Во второй – Максим-Комбат, Саша-видеограф и Денис Еременко в сопровождении второго помощника Никиты. «Зодиаки» отчалили с разведкой. А мы остались ждать на борту. Мимо нас стайками проносились пингвины, строча без устали по волнам. Вдалеке, то тут, то там появлялись китовые фонтанчики, и мы с нетерпением вглядывались вдаль, надеясь увидеть и самих китов.

Тем временем ветер крепчал. Мы видели, что стае поморников сложно подняться с воды, а тех птиц, что взлетали, ветер неумолимо отбрасывал в воду.

Вернулись из разведки ребята, промокшие насквозь, но безмерно счастливые: «Там тысячи пингвинов, куча альбатросов! Это круче, чем какой-то там National Geographic, Discovery и оба, вместе взятые», – кричали они, перебивая друг друга.

Тем не менее кэп оценил обстановку как опасную. Было решено поднять «зодиаки» и идти внутрь кальдеры.

Около 16:30, Deception, 2-я попытка
Вход в кальдеру вулкана острова – непростая задача. На пути к узким воротам кальдеры дуют сильнейшие ветры и даже такой опытный мореход, как наш капитан, заметно волновался. Мы шли вдоль отвесных скал и видели, как ветер выхватил зазевавшегося поморника и бросил его о скалы. Жутковатое зрелище. Нам всем, кто остался на палубе, было приказано сесть и схватиться за что-то. Мы так отчаянно боролись с ветром, что не успели заметить, как умелая рука завела корабль в кальдеру. Каково же было наше удивление, когда мы поняли, что внутри нет покоя, стены древнего вулкана совершенно не давали нам необходимой защиты от ревущих ветров. Перед глазами открылся пустынный берег с развалинами базы китобоев. На песчаной косе можно было увидеть несколько тюленей. «Зодиак» спустили на воду. Двое из экипажа взяли якорь и отбуксировали его к берегу почти на 200-250 метров. Якорь закопали в песок. С борта кинули конец, закрепили к якорю и стали подтягивать судно. Наши ребята дружно работали совместно с экипажем, сколько там было эмоций!

До берега оставалось менее 100 метров, когда ветер начал неумолимо отворачивать нос корабля, натягивая канат всё больше и больше. Мы отчаянно боролись – мы опять начали кидать конец в воду, пытаясь ослабить натяжение. Но напрасно. Пробороздив 15 метров песка, якорь ушел в воду. Пришлось поднять все наверх. Пока мы отчаянно искали способ закрепить якорь, погода совсем испортилась: ветер стал порывистым и начался дождь. Теперь нам пришлось бороться за «зодиак» с его экипажем, оперативно поднимая их на борт… Нервы на пределе!

Капитану пришлось принять сложное решение: уйти. Покинуть Deception, не совершив высадки, которую мы все так ждали.

Мы покинули негостеприимную кальдеру уже после 18:00. Это значит, что до темноты у нас остается всего 3 часа.

Впереди кромешная мгла. Впереди долгий путь вдоль побережья. Впереди дрейфующие льды. Эта ночь станет очередным испытанием»

Анастасия Насибуллина
Исполнительный директор «Терсис-Упак»
«Мы подошли к острову Deception. Кэп сразу предупредил нас, что времени немного, ожидается шторм. Тем не менее мы были очень настроены произвести высадку. Свою первую попытку мы сделали немного не доходя до входа в кальдеру. Было спущено на воду два «зодиака». В первый погрузились Димитрис и Никита в сопровождении капитана. Во второй – Максим-Комбат, Саша-видеограф и Денис Еременко в сопровождении второго помощника Никиты. «Зодиаки» отчалили с разведкой. А мы остались ждать на борту. Мимо нас стайками проносились пингвины, строча без устали по волнам. Вдалеке, то тут, то там появлялись китовые фонтанчики, и мы с нетерпением вглядывались вдаль, надеясь увидеть и самих китов.

Тем временем ветер крепчал. Мы видели, что стае поморников сложно подняться с воды, а тех птиц, что взлетали, ветер неумолимо отбрасывал в воду.

Вернулись из разведки ребята, промокшие насквозь, но безмерно счастливые: «Там тысячи пингвинов, куча альбатросов! Это круче, чем какой-то там National Geographic, Discovery и оба, вместе взятые», – кричали они, перебивая друг друга.

Тем не менее кэп оценил обстановку как опасную. Было решено поднять «зодиаки» и идти внутрь кальдеры.

Около 16:30, Deception, 2-я попытка
Вход в кальдеру вулкана острова – непростая задача. На пути к узким воротам кальдеры дуют сильнейшие ветры и даже такой опытный мореход, как наш капитан, заметно волновался. Мы шли вдоль отвесных скал и видели, как ветер выхватил зазевавшегося поморника и бросил его о скалы. Жутковатое зрелище. Нам всем, кто остался на палубе, было приказано сесть и схватиться за что-то. Мы так отчаянно боролись с ветром, что не успели заметить, как умелая рука завела корабль в кальдеру. Каково же было наше удивление, когда мы поняли, что внутри нет покоя, стены древнего вулкана совершенно не давали нам необходимой защиты от ревущих ветров. Перед глазами открылся пустынный берег с развалинами базы китобоев. На песчаной косе можно было увидеть несколько тюленей. «Зодиак» спустили на воду. Двое из экипажа взяли якорь и отбуксировали его к берегу почти на 200-250 метров. Якорь закопали в песок. С борта кинули конец, закрепили к якорю и стали подтягивать судно. Наши ребята дружно работали совместно с экипажем, сколько там было эмоций!

До берега оставалось менее 100 метров, когда ветер начал неумолимо отворачивать нос корабля, натягивая канат всё больше и больше. Мы отчаянно боролись – мы опять начали кидать конец в воду, пытаясь ослабить натяжение. Но напрасно. Пробороздив 15 метров песка, якорь ушел в воду. Пришлось поднять все наверх. Пока мы отчаянно искали способ закрепить якорь, погода совсем испортилась: ветер стал порывистым и начался дождь. Теперь нам пришлось бороться за «зодиак» с его экипажем, оперативно поднимая их на борт… Нервы на пределе!

Капитану пришлось принять сложное решение: уйти. Покинуть Deception, не совершив высадки, которую мы все так ждали.

Мы покинули негостеприимную кальдеру уже после 18:00. Это значит, что до темноты у нас остается всего 3 часа.

Впереди кромешная мгла. Впереди долгий путь вдоль побережья. Впереди дрейфующие льды. Эта ночь станет очередным испытанием»
АНАСТАСИЯ НАСИБУЛЛИНА
Исполнительный директор «Терсис-Упак»

8 февраля, бухта Энтерпрайз

Сегодняшнее утро началось со встречи с семьей китов, которые «кружили» вокруг нашего парусника, показывая то плавники, то хвосты. На пути начали появляться бело-голубые айсберги причудливых форм. Еще в начале 20 века в этих местах было очень много китов и вместе с тем здесь же ходили жиро-плавильные суда с огромными бочками. Китов вылавливали при помощи гарпунов на деревянных китобойных шлюпках «дори» по 5000 особей за сезон, что вообще не подлежит никакому здравому смыслу.

В бухте Энтерпрайз мы пришвартовались к одному из таких сгоревших судов, которое осталось мрачным ржавым памятником страшной китобойной эпохи. Лишь в 1986 году международная комиссия по промыслу китов, созданная в соответствии с конвенцией, ввела запрет на убийство китов с коммерческими целями южнее 60 параллели южной широты.

Мы пришвартовались к погибшему судну и начали готовиться к высадке на землю. Напротив нашего парусника на каменной гряде расположились морские котики, а антарктическую тишину нарушали крики крачек. По 3−4 человека мы разместились на надувных лодках и в полном штиле отправились к земле. По ходу движения на наших глазах от огромной ледяной стены откололся большой кусок, с грохотом обрушился в воду и погнал волну. Первое, что нужно делать при подобном инциденте — закрывать голову и открытые участки тела от осколков, которые могут поранить кожу. Второе — быстро уходить в сторону от волны, которая может перевернуть шлюпку. Когда вода успокоилась, мы подобрались к айсбергу, чтобы попробовать его на вкус. Айсберг оказался освежающе-пресным и немного сладковатым. Ещё через несколько минут мы совершили высадку на берег. Остров представлял собой небольшую ледяную горку, на которую мы дружно поднялись. Наши следы буквально светились ярко-голубым светом. Это спрессованный за тысячи лет лед, в котором нет пузырьков воздуха. Голубая часть светового спектра поглощается не так эффективно, как красная, поэтому человеческий глаз видит лёд в сине-голубых оттенках. На высоте нас ждал поморник, который упрямо не желал улетать со своей вершины. Сколько мы там пробыли? Время в Антарктиде течет медленно, и ты его не ощущаешь. Кажется, около двух часов. И это были великолепные минуты единства участников Комбат-тура и природы. Нам часто везет в экспедициях, в этот раз ледяная стена трижды с грохотом обвалилась в море, чего не было еще прежде на памяти нашей экспедиционной команды.
Какая Антарктида? У каждого своё мнение. Для кого-то — суровая и холодная, для других (кого не укачивало) — приветливая и белоснежная. Она своенравная, самостоятельная, а ты — как гость с другой планеты, песчинка, крупица в океане.
«Она разворачивает тебя своим могуществом к истокам. Заставляет вспомнить: кто мы, для чего мы. Я прочувствовала это, да. Ничем не передать. Никакими красками и никаким объективом то, что ты видишь глазами. Этот цвет, непередаваемый глубокий голубой, уходящий вниз под воду айсберга. И ты понимаешь, что это лишь немножко — то, что ты видишь, на самом деле это намного больше».

Анастасия Насибуллина
Исполнительный директор «Терсис-Упак»
«Она разворачивает тебя своим могуществом к истокам. Заставляет вспомнить: кто мы, для чего мы. Я прочувствовала это, да. Ничем не передать. Никакими красками и никаким объективом то, что ты видишь глазами. Этот цвет, непередаваемый глубокий голубой, уходящий вниз под воду айсберга. И ты понимаешь, что это лишь немножко — то, что ты видишь, на самом деле это намного больше».
АНАСТАСИЯ НАСИБУЛЛИНА
Исполнительный директор «Терсис-Упак»

9 февраля, Орне Харбор и бухта Кувербиль

Сегодня у нас день английского языка, с раннего утра приветствуем друг друга «Good morning». Для разминки речевого аппарата употребляем в пищу завтрак, приготовленный руками Максима Батырева и Евгения Гаранкина. Тут и сердца из редиса, и айсберги из сыра, и бутерброды с аргентинской ветчиной и даже пшенная каша с вареньем. То, что нужно для завтрака моряка! Мы вышли из бухты Энтерпрайз в направлении бухты Орне Харбор, где водятся высокогорные пингвины. В разгар прохождения тестов по английскому языку в кают-компанию вбежала Наташа и закричала: «Киты!» Все дружно выскочили на палубу и сразу же увидели спинку большого кита. Капитан уже заглушил двигатель «Амазона», и мы, словно поплавок в бездонном океане, наблюдали за происходящим. Вдоль борта проплыл кит, выпустив большой фонтан воды. Брызги попали на лицо, и это было невероятно волшебное ощущение, будто кит до тебя дотронулся. Он был очень большим. Показав свой хвост, кит уплыл дальше и через несколько минут появился уже со своим другом или подругой. Два кита плавали по кругу и, как нам показалось, здорово веселились, выпуская фонтанчики и помахивая большими белыми плавниками. Мы рассмотрели ракушки на их огромных спинах. Гигантское животное размером с пятиэтажный дом плавает в паре сотен метров от нас, и это его дом, а мы лишь безмолвные зрители, которым остается ловить кадры, восхищаться величеством природы и утирать слезы счастья. Когда киты стали едва различимы вдалеке, мы запустили мотор и продолжили путь.
В кают-компании кипела работа, решались и проверялись тесты. Разбирались тексты на английском языке, вспоминались все настоящие, прошедшие и будущие времена. Наконец был проведен специальный урок для участников с уровнем Elementary. И вот она – первая и самая долгожданная высадка на материк (не на остров), прямиком к высокогорным пингвинам. Мы вошли в магически чудесную бухту. На «зодиаках» переправились к берегу и гуськом по тропе поднялись на хребет горы к стае высокогорных пингвинов. Там были и маленькие пушистые серые пингвинята, и взрослые пингвины с полоской под клювом (Чин страйп). Правило Антарктиды гласит, что нельзя подходить к пингвинам ближе, чем на 5 метров, и мы неукоснительно ему следовали. С высоты холма открылся потрясающий вид на бухту, где нас ждал «Амазон». Мы увидели, как пингвины по специальным тропам спускаются к морю, вероятно, в поисках еды. Видели, как поморники выслеживают птенцов. И даже как скрытая камера наблюдает за туристами, чтобы те не нарушали правила Антарктиды.

После посещения Орне Харбор мы отправились к бухте Кувербиль, где нас ждала еще более живописная высадка. Якорная стоянка около каменного острова в окружении музея айсбергов всевозможных причудливых форм. Часть группы отправилась «гулять» по воде, любуясь ледяным «сафари». Причудливые айсберги напоминали то пасть тигра, то черепаху, то льва. Остальные высадились на берегу в «Пингвинополисе», где обитала многотысячная колония пингвинов.
Александр Роздобудько, индивидуальный предприниматель:
– Как гогочут пингвины?
– Так, будто ты полощешь горло ромашкой

Космическое ощущение, когда ты тихонько стоишь в окружении тысячи-тысячи пингвинов, и им до тебя совершенно нет никакого дела. Кто-то высиживает яйца. Кто-то борется за территорию. Кто-то поднимает клюв к небу и громко горланит. Солнце клонилось к горизонту и раскрашивало горы теплым солнечным светом. Сотни айсбергов будто застыли в объятиях моря. Это был чудесный день.

10 февраля, бухта Парадайз и чилийская полярная станция

Сегодня день горячего антарктического солнца и, как нигде, здесь кожей ощущается большая озоновая дыра (которая, кстати, постепенно затягивается). Мы устроили день каякинга и фотосессий в ледяных полях Антарктиды. Стояли на якоре до обеда, пока каждый не получил максимум впечатлений от бухты Кувербиль. Этот день, пожалуй, подарил пиковые эмоции. Чего только стоит проход на каяке под аркой айсберга, вейк-борд или высадка на айсберг и исполнение песни «Сансара»? Ну или фотосессия для женщин со струящейся красной тканью в окружении гор, моря и айсбергов.
Теперь мы идем в бухту Парадайз, там находится чилийская станция Gonzalez Videla Station. Повезет ли нам попасть к полярникам? Пока на улице хорошая погода, шьём парус. Тридцать сантиметров стежков шилом и гардаманом занимают около часа, а пройти надо три шва примерно по 4 метра каждый. Это отголоски пролива Дрейка, если помните. Завтра хотелось бы пройти под парусами.

Бухта Парадайз – действительно маленький рай. Много красивых айсбергов, горы с высокими белыми вершинами и скалы, покрытые вековыми льдами такого цвета, который невозможно описать словами. Напоминают прожилки в камнях, где есть и золото, и слюда, и мрамор, и кварц, и изумруд… Антарктида – это ледяная сокровищница нашей планеты.
«Чилийская станция готова нас принять в шесть», – сказал капитан Дэн Гаврилов. Мы радостно начали готовить подарки из России и репетировать испанскую песню, которую разучивали ещё для мексиканского тура.
На двух лодках за четыре ходки мы переправились на небольшой полуостровочек, с которого гоготали пингвины, много пингвинов. Длинная дорожка вела к нескольким деревянным постройкам. На этой станции работают чилийские военные. Они занимаются обеспечением безопасности, экологическим надзором. На станции нет ученых и женщин, всего девять человек. Мы посетили музей чилийской станции, отправили открытки домой, купили сувениры, спели песни с полярниками и выпили чай.

Хорхе, руководитель станции, морской офицер, рассказал, что в этот пандемийный год с ноября по февраль на станции гостило всего около 60-ти человек, хотя в прошлые годы здесь бывало по 600-700 человек. Полярники живут по соседству с пингвинами и постоянно умиляются этими забавными птицами. Во время нашего визита пара особей бурно выясняла отношения, поэтому тихими и спокойными пингвинов точно не назвать. Мы сделали несколько общих фотографий, записали интервью с руководителем, обменялись контактами и пожелали друг другу увидеться через год. Команда станции планирует прибыть тем же составом. Кстати, по прибытии команды в начале сезона чилийцев встретил императорский пингвин, который обычно живет в центральной части в более южных и более холодных широтах Антарктиды. Еще одно уникальное явление – на станции уже несколько лет обитает пингвин-альбинос (полностью белый). В этот раз мы увидели этого пингвина с потомством.

В прекрасном настроении мы переместились на «Амазон», и вечер продолжился живописным переходом и швартовкой в бухте Парадайз. После сытного и вкусного ужина мы открыли вечер осознанного родительства. Максим Батырев прочел четыре главы из новой книги «45 татуировок родителя», которую дописывал во время нашего путешествия. Все участники вечера поделились личным опытом и своими родительскими историями. Было очень интересно и познавательно, случился «обмен татуировками».

11 февраля, полярные станции

Туманное снежное утро. На поверхности абсолютно гладкой воды бухты Парадайз – снежная каша. Такое лето в Антарктиде. Мы загружаемся на «зодиаки» и едем на вторую в нашей истории научную аргентинскую станцию Brown. В этом сезоне она законсервирована, вероятно, по причине пандемии. Тем не менее, как и на чилийской станции, здесь обитает много пингвинов. Сама станция находится у подножия горы, на которую мы дружно поднялись. С вершины потрясающий вид на голубую бухту с белоснежными айсбергами. Над нами кружат буревестники, в лицо летят пушистые снежинки, мы поем песню «Сансара» и чувствуем невероятный прилив сил и счастья. Погода совсем не летняя, но могущество гор и океана наполняет пробуждающей самое подсознание энергией. Хочется расправить руки, закрыть глаза и, улыбаясь небу, дышать Антарктидой, дышать жизнью.

Теперь наш путь пролегает к украинской полярной станции «Академик Вернадский», где предполагается высадка на берег с посещением музея.

Вечера, уже традиционно для Антарктиды, посвящаем образовательному контенту. Отличие этого тура в том, что не только эксперт делится своими компетенциями, но и все участники. Узнали о фишках клиентского сервиса на примере компании «Упаковка 55» Александра Роздобудько. Обсудили аудит отдела продаж на примере компании Максима Вязовцева ООО «Полимакс». Иванов Денис подробно рассказал об энергии: физической, эмоциональной и энергии окружения. Поговорили о тех, кто заряжает, и тех, кто вытягивает энергию. А вечером – про социальные проекты, которые поддерживают с комбаттуровцами в обычной жизни. Ниже лишь несколько примеров:
  • постройка храма;
  • спонсирование уборки берега реки;
  • спонсирование детской регаты;
  • поощь больницам по переливанию крови в разработке IT приложений;
  • доставка еды пенсионерам;
  • спонсирование детской шахматной школы;
  • обеспечение больницы баллонами с кислородом для аппаратов ИВЛ
и так далее…
Вечер социальных и благотворительных проектов сильно врезался в душу каждому участнику, и по итогам этой беседы даже была выдвинута инициатива высаживать деревья после каждого Комбат-тура, чтобы в итоге получилась целая аллея.

А ещё сложно представить вечер на нашем корабле без вкусного ужина и без вечерних песен. Акустическая гитара, приглушенный свет, звезды на небе и теплая компания – любимое состояние, время и место для всех членов экипажа. Обычно в музыкальном меню Паши Исаева четыре «блюда» на выбор: русский рок, что-нибудь неизвестное, Цой и Юля.

Ближе к вечеру мы добрались до британской транзитной антарктической станции Damoy Hut, которая обслуживала авиационную полосу для приземления двухмоторных самолетов. Самолеты доставляли все самое необходимое на ближайшие полярные станции, куда ранним летом из-за льдов не могли пробиться корабли с грузами. Станцию обслуживали два-три человека. Они помогали с грузами, взлетно-посадочной полосой и следили за погодой. Сейчас станция является музеем и достоянием культуры Объединенного Британского Королевства. Мы высадились на берег, вошли в «британский музей», а затем немного прогулялись по каменному берегу, где весело кричали и ползали по снегу пингвины.

12 февраля, Ле Мэр и «Академик Вернадский»

Рано утром мы передали открытки на станцию Ла Крой, по 2 доллара за каждую, и отправились к станции Вернадского по живописному и узкому проливу Ле Мэр, куда не заходят круизные лайнеры. Его красота вместе с тем была опасна: сотни айсбергов с длинными подводными языками бирюзового цвета. В целях безопасности летал дрон, подсказывая капитану фарватер, а на бушприте сидел один из членов экипажа.

Во время этого перехода мы записывали клип на песню «Сансара», фотографировались на фоне снежных пиков гор и зашивали всё тот же парус, порванный в проливе Дрейка. Средняя скорость шитья поначалу была около 20 см в час, но когда первый шов был пройден, стало чуть проще, можно было работать вдвоем, и мы назвали этот процесс «парусная исповедь в театре теней». Ты не можешь видеть своего напарника, но слышишь его, а солнце рисует на парусе тень одного из вас.

К сожалению, на украинскую полярную станцию «Академик Вернадский» нас не пустили по причине пандемии, однако нам удалось попасть в музей – бывшую британскую полярную станцию, где даже сегодня можно укрыться в случае непогоды или кораблекрушения. Внутри этого убежища есть всё необходимое: кухонная утварь и консервы, деревянные кровати с матрасами, библиотека и даже гитара. После изучения полярного домика мы вышли на улицу, где был объявлен «час тишины». Что это значит? Вся команда Комбат-туров разбрелась по острову, и каждый уединился, чтобы побыть с собой, со своими чувствами, осознать, что это самая дальняя точка пути и через несколько часов начинается путь домой. Без сомнения, это был один из самых сильных моментов тура. Кстати, перед посадкой на корабль двое наших «смельчаков-перворазников» решили окунуться в антарктические воды, дабы пройти посвящение в комбаттуровские полярники. Запомнится навсегда!

Впереди – путь домой, пролив Дрейка и 15569 км до Москвы.

13-17 февраля, пролив дрейка

Бешеная качка в проливе Дрейка. Этим предложением, пожалуй, можно было бы завершить описание пяти дней, которые мы пережили на двухмачтовом судне в самом опасном проливе планеты. После высадки на сушу теряется «иммунитет» к морю, поэтому приходится заново «прикачиваться» к новым условиям. Кому-то легко, кому-то очень тяжело. Редко пишут правду о том, что происходит в проливе Дрейка, наверное, потому, что всё будто бы во сне. Ты только лежишь, иногда сидишь. Иногда ешь яблоко или апельсин, потому что кисловатые фрукты облегчают страдания. Иногда играешь в настолку, чтобы отвлечься, или смотришь кино, чтобы мозг не закис. Однако уже через пару дней даже в шторм 8-9 баллов ты чувствуешь себя огурчиком и можешь с завидным аппетитом уплетать пасту с креветками, заботливо приготовленную шефом. Именно в такой шторм мы и попали. Мы пережили девятибалльный шторм. Нас подбрасывало, словно щепку, на гигантских волнах размером с двух-трехэтажный дом. Корабль издавал скрипучие звуки, а мачта звучала как колокол. Мы шутили, что это гномики барабанят, работают, стараются. В какой-то момент капитан попросил всех помолчать и помолиться Богу и мирозданию, чтобы стихия обошла нас стороной. Надеждами и молитвами всё свершилось, и мы в целости и сохранности прошли непростой отрезок пути Дрейка, прошли 9 баллов. Кстати, трое участников экспедиции в честь перехода через Дрейк сделали прокол в левом ухе.

К вечеру 17-го февраля мы увидели землю. И эта земля была ещё более желанной и еще более эмоциональной, чем антарктическая. Мы прыгали, кричали, скакали, пели песни, радовались, будто встретили родного человека после длительной разлуки. Это был самый искренний момент счастья! А потом всех одновременно окутало чувство печали и понимание, что экспедиция подходит к концу. Ты уже никогда не проживешь тот самый момент вновь с этими же людьми. Будет иначе. Не будет полной яркой Луны над «Амазоном» в проливе Бигль и песен под гитару в полночь в кают-компании с теми же американцами, русскими и украинцами за одним столом. И смотреть друг на друга мы стали иначе, с глубиной и пониманием в глазах, обниматься стали чаще, чтобы впрок…

18 февраля, час ночи, Ушуайя

Мы вышли на землю Ушуайя, стали в круг и поблагодарили Вселенную за пережитые моменты счастья. А потом громко стали кричать «Ура!», несмотря на поздний час – невозможно было сдержать радость победы, радость возвращения на большую землю. А вернулись мы уже совсем другими людьми: обнуленными, заряженными, еще более сильными и стойкими, как Шеклтон и его экипаж в 1909 году. И с этого дня началась новая летопись Комбат-туров, новые мечты и новые космические цели.
Автор текста: Юлия Сологубова
Фото: Ольга Жарская

больше о предстоящих комбат-турах,
смотрите в каталоге